Наблюдатель

Давно свыкся с мыслью, что каждый мой шаг, каждое мое действие находятся под наблюдением. Внимательно за мной смотрят. Ну и пусть. Мне скрывать нечего. Иногда, бывает, я общаюсь со своими наблюдателями, посылая добрые приветы в повсеместные камеры наблюдения.
Могу предположить, что при нынешнем развитии техники вполне уже могут заглядывать и в окна граждан, даже если эти окна предусмотрительно прикрыты изнутри плотными занавесками: все равно приникнут внутрь, ни у кого не спрашивая разрешения, рассмотрят молча все вокруг, оценят и выйдут обратно.
Правозащитники протестуют: такие действия нарушают право человека на частную жизнь. Но, с другой стороны, излишняя бдительность не помешает в наше сложное время, когда на первом месте стоит безопасность социума и его отдельных индивидуумов, а уж на всех остальных местах всякие там права на их частные жизни, которые можно и нарушить, если очень надо для полезного дела. Поэтому народ согласен – пускай наблюдают.

Довелось мне летом побывать в одном месте, Место это особое, раскрывать подробности о нем я не буду, потому как дал почти клятву, что никому ничего не расскажу. Поэтому расскажу самую малость.
Смысл места заключается в том, что, заходя в него, за тобой сразу же закрывают дверь, и у тебя есть час, чтобы выйти обратно. А чтобы выйти, нужно последовательно решить несколько головоломок. Каждое решение имеет определенные подсказки, находящиеся в этом же месте, и их поиск должен сопровождаться обязательными логическими рассуждениями.
Признаться честно, с логикой у меня не все в порядке, поэтому я долго отказывался от приглашения своих друзей поучаствовать в приключении. Но, в конце концов, мое любопытство победило – я решился и принял приглашение.
Перед входом в дверь нас стояло четверо, а это значит, что шансы на успешный выход у нас увеличивались в четыре раза (если рассуждать логически).
Мы вошли в дверь, она захлопнулась, легкий щелчок ключа в замочной скважине с обратной стороны подтвердил – нас закрыли повсамделешному. Время пошло.

Но вначале мы были предупреждены: за вами будут наблюдать. Этот факт лично меня немного смутил, но не сильно расстроил – надо так надо, это в наших же интересах!
В первые минуты я подумывал о наблюдении, а потом попросту перестал обращать на него внимание. Поиск подсказок и решений поглотил меня полностью.
Но я же говорил, что логическим мышлением похвастаться не могу, поэтому сначала я положился на умение логически мыслить своих друзей. Но когда и они слегка оконфузились, мы все вместе вспомнили о том «старшем брате», который во время наших безуспешных потуг внимательно за нами наблюдал.
Впрочем, он первый напомнил нам о своем существовании. Случилось это так.
На стене висела фотография, внизу нее была прикреплена бумажка со строгой надписью «Фотографию не трогать!». Чего уж тут непонятного – сказано, не трогать, значит, нельзя трогать! Но мы-то наши люди, и часто не верим тому, что написано. А вдруг это они специально вносят сумятицу, чтобы заморочить наше логическое мышление.
Недолго думая, в поисках подсказки, мы взяли и сняли со стены фотографию.
И вдруг откуда-то сверху раздался строгий голос: «Вы же видите, написано – снимать нельзя!».
Сначала нам захотелось этот голос послать, ну, куда обычно посылают, когда какой-то умный считает, что он умнее остальных. Потом мы взяли себя в руки и ответили слегка обиженным тоном: «Ну и что, что написано, а может быть, это специально нам мозги заморочить». Но все же повесили фотографию на место.
Голос сверху замолчал, наверное, не желая нас обижать своими нравоучениями.
Мы теперь хорошо понимали, что наши действия контролировались «старшим братом». Я представлял его в виде сидящего в соседней комнате парнишки, который по телевизору весело рассматривал наиглупейшие попытки четырех вполне разумных людей решить элементарные задачки.
Мы чего-то двигали, рылись в шкафах, разворошив все книги, перебирали посуду, заглядывали под ковры, я даже разобрал большой радиоприемник. А за нами сверху наблюдали и наверняка ехидно усмехались. Могу поклясться, я даже слышал эти усмешки: «Вот ведь, дурачки, ищут не там и не то, где и что надо!».
И до сих пор, – хотя прошло уже полгода с того времени, когда я с глупым видом вертел в руках найденный магнит, мучительно раздумывая, куда бы его приладить, – в моих ушах стоит едкий вопрошающий голос сверху: «А вы не догадываетесь, для чего на конце этого куска провода сделан крючок?».
Черт побери, конечно же, теперь догадываюсь! А ты, если такой умный, не мог раньше подсказать, сцуцко?!
Короче говоря, час прошел незаметно быстро. Испытания мы не прошли, нас выпустили со словами: «Не расстраивайтесь, у многих с первого раза не получается».
Уходили мы оттуда подавленными, но не оттого, что у нас не получилось, нет, по какой-то другой причине.
А потом я понял, почему.
Побывать в шкуре подопытной мыши – не самое приятная забава, особенно, если «мышь» оказалась глупой и не смогла найти выход там, где он очевиден.
Но кто это может знать, кроме того невидимого умного наблюдателя сверху?
Он смотрит. Он знает.


Комментировать