Меломанам посвящается, или Рок-н-ролл не умрет никогда!

рок и рокерыСколько лет прошло, но до сих пор в моих ушах стоит скрежет, словно гвоздем по стеклу, и слова, словно молотком по тому же гвоздю: «Я – ворона! Я – ворона!».
Была такая певица – Линда, была песня в ее исполнении «Я — ворона», был видеоклип, который гонялся по ТВ почти каждый день, и было море кассет, которые бесконечно орали из магнитофонов меломанов: «Я – ворона! Я – ворона!»
Мои предпочтения в музыке ну никак не хотели гармонировать с талантом Линды и содержанием ее песен, однако практически каждодневно она напоминала о себе своим «вороньим» криком.
Как же я хотел в такие моменты запустить магнитофон с нашего пятнадцатого этажа, чтобы эта чертова «ворона» улетела куда-нибудь подальше и навсегда.
Однако предпочтения моего друга, жившего в то время вместе со мной в одной квартире, были совершенно противоположными: кассета бережно вставлялась в магнитофон, нажималась кнопка «Play», из динамиков начинало нестись неистовое «Я — ворона», а мой друг входил в транс от удовольствия поглощения «вороньего» крика.
Ни в коей мере не хочу обсуждать чьи-то вкусы, но моя резонансная частота была настроена явно не на Линду-ворону.
Вообще, музыка – такая тонкая штука, что спорить и что-то доказывать на этот счет не имеет смысла: она либо нравится, либо категорически отвергается.
Говорят, что звуковые волны имеют огромное влияние на людей, вплоть до того, что с помощью них можно управлять волей либо одного человека, либо целой толпы.
Но это разговор для отдельной темы, сейчас же хочу предложить рассказ о музыке, далекой стране и людях, которые очень любят рок, настоящий, проверенный временем.

Рок-н-ролл не умрет никогда!
В пятницу вечером я сидел в своей комнате и корпел над домашними заданиями. В дверь постучала дочь хозяев дома, где я живу, и предложила, — если у меня нет никаких планов, — пойти с ней в клуб King’s arms. Там должен был состояться панк-рок-вечер местных рок-групп. Я, как любитель рока, сразу же согласился.
Эта девушка работает в клубе барменом, но в тот день у нее был выходной и она пошла туда, как обычный гость. Мы сели в ее машину, взяли по пути ее парня, и все вместе поехали в King’s arms.

Небольшое отступление: в нашем городке, до моего отъезда в Новую Зеландию, у меня был любимый бар, куда мы с друзьями по пятницам, после работы, почти постоянно ходили и задерживались допоздна.
В баре была хорошая, теплая атмосфера, присутствовало мало народу, и вечерами музыканты исполняли легендарные хиты из рок-, блюз- и джаз-музыки.
К сожалению, со временем бар ко всем чертям испортился, там отказались от живого исполнения и стали просто на компьютерах ставить попсу, рэп и прочую фигню.
Разумеется, мы с друзьями перестали туда ходить, ибо атмосфера была уже не та — ну не хотелось мне разговаривать о жизни под Джастина Бибера, Ашера, Диму Билана и прочих попсовиков.

И вот у меня появился шанс вновь услышать живую музыку, настоящий рок.
Придя в King’s arms, я опять, как когда-то дома, окунулся в атмосферу живой рок-гитары и вокала не под «фанеру».
Оглянувшись, я увидел много интересных людей, о которых хочется рассказать особо.
В клубе находились в основном белые (хотя было несколько китайцев, кстати, никогда бы не подумал, что существуют китайцы-рокеры): кто-то в кожаных куртках с черепами, кто-то в простых майках и шортах. Были даже Маори — коренной народ Новой Зеландии.
Был один здоровый, лысый парень в кожаной куртке со знаком альтернативной рок-музыки (может, насчет этого я ошибаюсь, но у него был вышит железный крест на груди).
А еще были девчонки разных возрастов, причем молодые из них почти все с татуировками — на груди, плечах, икрах, у некоторых даже на шее.
По правде сказать, местные группы играли не супер, но рёв электрогитары спасал положение, а играли и пели они свои песни.
В клубе я увидел нескольких ребят на инвалидных колясках. Один из них — молодой парень, с ним случилось какое-то несчастье на дороге, и вот теперь он прикован к креслу. Но парень настолько сильно любит рок, что эта любовь заставляет его преодолевать неблизкий путь от дома к бару. У него есть симпатичная девушка, с которой они познакомились на рок-концерте. Она не бросила его после аварии и инвалидности, ходит с ним на все рок-вечера.
Вдруг в толпе молодежи я заметил … старика! У дедушки был двойной ирокез оранжевого цвета, он так же, как и все остальные, покачивался в такт музыке, аплодировал и пританцовывал. Звали его Грег.
Грег оказался еще тем уникумом: побывал на концерте Beatles в далеком 1965 году! И с тех пор он эволюционировал вместе с рок-музыкой от поклонника Ливерпульской четверки образца 1965 года до ирокеза 2012 года.
Дедуля немного смущался своей прически, уверял, что «завтра утром ее обязательно уберет». Просто он хотел сделать что-то молодое озорное, ведь, как он сам сказал, «мы стареем, а рок идет дальше».

И снова отступление.
В тот момент я вспомнил о том, как разговаривал когда-то с одной англичанкой в Египте.
Она тоже была поклонником рок-музыки, а когда услышала, что мне очень нравится одна рок-группа, спросила меня: «Был ли я на концерте Queen в Wembley в 1986 году?»
Ну, учитывая, что я родился только через два года после этого легендарного выступления, мне пришлось грустно признаться: нет, не был. Англичанка на это мне ответила: «Извините, сэр, но тогда Вы совершенно не знаете, что такое Queen!»

Вечер в клубе King’s arms незаметно подошел к концу. Пришло время расходиться. И здесь я с удивлением обнаружил, что никто из посетителей, — подчеркиваю – никто! – не стал садиться за руль своей машины.
Все были слегка выпившими, поэтому посчитали, что не имеют права выезжать на дорогу, даже в таком очень легком состоянии алкогольного опьянения. Каково, а?!
Заметив мой недоуменный взгляд, пригасившая меня девушка пояснила: «Мы все любим рок, но мы все хотели бы его послушать еще не один раз. Ведь он, наверняка, бессмертен, мы же, увы, нет! Так что, не будем испытывать судьбу!»
Так все домой пешком и потопали, довольные и счастливые.
Ну, что тут скажешь, это вам не попсушники-показушники!
А потому — Рок-н-ролл не умрет никогда!


Комментарии

  1. Superb tale. А на счет музыки: один ученый приобрел шлемофон (то бишь, шлем танкиста), да бы настраивать голосовые связки взять верхний «ля». Вот так вот.

Комментировать

Return to Top ▲Return to Top ▲