Рынок

Эпиграф
Когда мы с энтузиазмом рушили социализм, нам обещали, что при капитализме не будет обвеса, обсчета, обмана. А теперь … Либо мы капитализм еще не построили, либо построили черт знает что.

Было время, которым нынче пугают молодое поколение: СССР – империя зла, состоящая сплошь из рабов, униженных и оскорбленных. Плохо было все. Про все говорить не буду, ибо скучно и неинтересно, особенно мне. А скажу про те времена, когда был дефицит и длиннющие очереди за ним.
Да, не всем хватало, в результате народ упорно стоял в очередях, а продавцы профессионально делали свое дело – продавали, обвешивая, обсчитывая, обманывая.
Народ, как мог, сопротивлялся: пересчитывал, перевешивал, пересматривал. А потом, при выявлении обмана, доказывал свою правоту, получая обратно обсчитанное, недовешенное, пересмотренное.
А еще была книга жалоб и предложений, в нее можно было записать все, что потребитель думал о непорядочных продавцах. Говорят, раз в месяц книгу проверяли соответствующие органы и на основании записанных народом жалоб и предложений проводили воспитательную работу с продавцами. Говорят, помогало. Правда, ненадолго, и опять все повторялось: обсчет, обвес, обман. А по-другому и быть не могло, потому как это был социализм, чуждый свободным рыночным отношениям.
А потом наступил великий перелом. Вдруг кто-то где-то решил, что хватит быть социализму и пора строить капитализм. И все стали строить капитализм, хотя мало кто понимал, что это такое на самом деле и как его надо строить. Но строили упорно, с глубокой верой в то, что, в конце концов, капитализм будет построен.
А что такое капитализм? А капитализм – это когда будет все и везде, без очередей и дефицита, а продавцы будут чисты и честны, как ангелы. Короче! Через несколько десятилетий построили капитализм.
И точно, появилось все и везде (правда, теперь куда-то пропали деньги, но речь сейчас не о них) и наступила эра капитализма, к которому, надо сказать, стремились наши предки, попутно с энтузиазмом строя развитой социализм на пути к светлому коммунизму.
Но вот беда – люди во время строительства как бы застыли в анабиозе: тело уже в капитализме, а мозги еще там, где обсчитывают, обвешивают, обманывают.
И возникает логический вопрос: а на фига все это строилось? И вообще, что же все-таки построено?

*****

Мне нужно было позарез купить курицу. По пути с работы зашел на базар, прогулялся вдоль прилавков, где в изобилии лежали куры. Цены были разные, потому как на дворе капитализм, а значит, рынок, а значит, кто сколько захочет, столько и поставит на ценнике – а не нравится, то и проходи мимо.
Да! А еще есть такие экономические понятия, как кэш (т.е. наличка) и пластик (те же деньги, но в виде карточки). Это во всем мире наличка и карточка в продуктовых магазинах одно и то же. У нас же – нет. У нас за наличку будет дешевле, а по карточке – дороже. Ну да ладно, мы уже к этому как-то привыкли.
Короче! Нашел я курицу по карточке. Спрашиваю продавца, сколько стоит. Тот отвечает: «Брат, это не курица, это цыпленок».
Хоп, — отвечаю, — мне лишь бы куриный бульон сварить, цыпленок тоже подойдет.
Показываю на розовую тушку: эта сколько стоит?
Шестнадцать тысяч – слышу в ответ, — но она не продается.
Почему не продается, я так и не понял. Продавец стал что-то живо мне объяснять и показывать пальцем на соседний прилавок с такими же тушками.
Хоп, — говорю, — давайте мне эту.
Брат, эта продается за семнадцать пятьсот, — отвечает продавец.
Ну вы, блин, даете, — полувозмущенно промямлил я. — Сейчас вы мне покажете другую за следующим прилавком и она будет уже за восемнадцать?
Скидку сделаю, брат, отдам по семнадцать, — вдруг щедро предложил продавец.
Вот он, капитализм с человеческим лицом, — подумал я и чуть не расплакался от умиления: разве такое было возможно при проклятом социализме?! Никогда!
Хорошо, беру!
Продавец взвесил цыплекурицу, вышло на двадцать две тысячи, я заплатил и под добрые прощальные слова продавца «спасибо, брат, за покупку!» отправился домой варить бульон.

А дома… Будь неладна эта чертова привычка, оставшаяся со времен социализма – перевешивать, пересчитывать, пересматривать купленное в магазине. Перевес курицы показал, что она обошлась мне по цене в девятнадцать тысяч за килограмм.
Мелочь, конечно, но…

*****

Эпилог
Бесит не сам факт потери нескольких тысяч, а факт того, что тебя выставляют дураком сопляки с обратной стороны прилавка, при этом еще и сердечно благодаря: «Спасибо, брат, за покупку, приходите еще».
Я, конечно, могу прийти «еще», но, боюсь, приду не один, а с кирпичем в своей пролетарской руке…


Комментировать

Return to Top ▲Return to Top ▲