Два месяца из жизни

Когда все заканчивается, остаются воспоминания. А еще на столе передо мной лежит бумажка, выбрасывать ее не хочу, хотя все уже закончилось. Она – это тоже мои воспоминания. Только я один могу понять, что на ней написано, и только я один могу знать, что она для меня значит.

Портфолио – 10
Практика – 5
Ассисмент – 15
Тест – 50
БМИ – 20
Каждый день я смотрел на эти странные записи и в уме прикидывал, сколько уже есть и сколько еще осталось. Поэтому рука у меня не поднимается скомкать бумажку и выбросить ее из своей памяти. Два месяца жизни не выбросишь, хотя сначала мне казалось, что придется это сделать, словно пустое времяпровождение. Но я ошибся – все было не зря.

Мне повезло с компанией таких же, как и я, бедолаг, нам предстояло вместе пройти этот нелегкий путь: мы сдружились и стали единомышленниками, мы делали общее дело, поддерживая друг друга, насколько это было возможно.
И все это называлось повышение нашей педагогической квалификации.

Начинали мы резво, хотя усталости в конце учебного года было уже накоплено весьма прилично. Но делать нечего – нам нужно было пройти этот сложный этап в два месяца.
Каждый день у нас были занятия и новые задания. Мы делали и радовались сделанному.
Но со временем усталость обволакивала нас все больше, природу не обманешь: все-таки не зря отпуск у преподавателей почти два месяца, для того чтобы успеть сбросить гигантский груз усталости, не столько физической, сколько моральной, накопленный за прошедший учебный год.
И тогда приходилось придумывать, как помочь самим себе дотерпеть до конца. Самое лучшее решение – шутки. Накаленная — не только от бесконечной череды занятий и всяческих заданий, но и от реальной летней жары, — обстановка разряжалась нашими шутками. Вдруг посреди какой-нибудь серьезной лекции кем-то произносилась остроумная фраза, и всем нам становилось значительно легче.
Ну, например, было так.

Преподаватель читает лекцию, приводя пример сложной ситуации:
«Вы хотите успешно защитить докторскую диссертацию. Однако Ваш научный консультант не дружит с Вашим оппонентом, более того, они враги.
Что делать в такой сложной ситуации?
Нужно найти человека, который найдет подход к Вашему оппоненту.
Либо подождать».
И тут с ходу один из нас выдает в пространство абсолютно серьезным голосом: «Когда враг умрет».

Или вот так:
«Оптимальное решение в нашей стране – маршрутка.
Едешь быстро и за недорого.
Особенно, если попросишь кого-нибудь в маршрутке подвинуться, чтобы, наконец, сесть».

И даже шутили на занятиях, проводимых нашими иностранными гостями.
После часа лекции иностранец через переводчика объявляет: «Перерыв пять минут».
Многие из нас выходят из аудитории отдохнуть.
Ровно через пять минут лекция возобновляется.
Иностранец с удивлением осматривает аудиторию и спрашивает: «А где же остальные?».
Оставшиеся в аудитории просят переводчика перевести: «Скажите иностранцу, что их пять минут – это наши полчаса».

А еще мы проводили друг для друга мастер-классы, читали лекции, каждый по своей специализации. Было это интересно и полезно. Иногда так увлекались, что начинали рассказывать совершенно о других вещах и понятиях. И это немудрено, ибо наши интеллектуальные способности находятся на очень большом уровне, к счастью.
И тогда на замечание коллеги «Какой большой у тебя кругозор» я отвечал без тени сомнений: «Да! Это точно! Если хотите, я могу вам прочитать краткий курс практической гинекологии». И мы опять слегка разряжались и отдыхали.

Вот так потихоньку мы пришли к завершающему этапу – прохождению итогового теста и защиты выпускной работы.

Тест – это особый случай. Здесь все по-другому и шутки здесь уже не работают, здесь просто не до шуток. Каждый из нас знал – нужно набрать 44,8 балла и никак не меньше. А если меньше, то тест не пройден и вся двухмесячная работа проведена напрасно. И тогда опять придется начинать все сначала. Поэтому было ужасное напряжение и нервы на уровне разрыва тонкой струны.
Мне, как обычно, «повезло»: если все мои коллеги сидели по двое, то меня посадили одного. Посадили за самый последний стол, а позади меня стояли двое наблюдателей, строго следивших, чтобы никто из нас не воспользовался шпаргалками (да, каемся, мы, преподаватели тоже грешны, и у нас тоже иногда появляется желание подсмотреть и списать).
Речи о списывании в моем случае не шло вообще. Поэтому я отвечал на вопросы, исключительно пользуясь своей головой.

Существует много вариантов поднятия адреналина. Но, знаете, я вам так скажу: самый адреналинистый адреналин — это когда в стовопросном тесте закрыты все кнопочки ответов и остается нажать только одну, самую последнюю. Это кнопка с ответом «да» на вопрос «вы уверены, что завершили тест?».
Все черти мира!!! Я боялся ее нажать пять минут. Сидел и просто тупо на нее смотрел, потея и холодея от ужаса неопределенности. Пока не подошел представитель тестового центра и сам на нее ненажал. У него оказалась «легкая рука»: система немного «подумала» и ответила — «тест пройден».
И тогда, буквально вывалившись из аудитории, где проходило тестирование, ты, с горящими от безумия глазами, на вопрос сочувствующих «ну, как?» можешь выдавить из себя лишь одно, очень короткое, но всёсодержашее слово — «п…ц!». И это самое точное и ёмкое определение всего того, что ты только что пережил.

К большому сожалению, часть моих коллег тест не прошла. И те, кто прошел, искренне горевали по этому поводу. Нам было их очень жалко, но помочь им ничем не могли.

А следующий день был последним – нужно было защищать свою выпускную работу.
И мне пришла в голову такая мысль по этому поводу:
Если вам в шесть утра снится, как вы пишете выпускную работу, значит:
— вы еще не ложились спать;
— вы потихоньку сходите с ума.

Но в день защиты все уже было готово, я был тоже готов со своей речью о том, чему посвятил два месяца своей жизни. Я пошел третьим, говорил много и эмоционально, потому что хотелось высказаться за все прошедшее время и за все сделанное своими руками и мозгами.
Я полюбил свою выпускную работу, я получил от нее удовольствие, я успешно защитил ее, я это сделал!

На этом можно поставить точку. Но…

Я теперь не знаю, куда себя деть.
По привычке собираюсь к первой паре, а уже одевшись, понимаю, что все закончилось.
Тогда звоню своим согруппникам и тихо – будто я на лекции, — спрашиваю: «А вы почему на занятие не пришли? У нас сейчас проверяющие перекличку делают, а вас нет. Энбэ вам поставили».
Согруппники на несколько секунд входят в ступор, потом слегка истерично хохочут в трубку и радостно сообщают: «А у нас уже все закончилось!».
И я вдруг тоже вспоминаю: «Точно, все закончилось».
И начинаю скучать. И грустить: по прошедшему времени в два месяца, по занятиям, по своим коллегам, и даже по себе, когда я был там, в том нелегком, но хорошем времени.


Комментарии

  1. Влад, поздравляю вас! И не грустите — скоро уже 1 сентября. Или у вас учебный год позже начнется? smile

  2. Влад Губенко:

    Спасибо, Света!
    Занятия у нас начинаются со 2-го сентября. Уже надо готовиться.

Комментировать

Return to Top ▲Return to Top ▲

Истории из жизни в рассказах и фотографиях