Галочка

Сегодня я сел писать. Перед этим твердо решил, приказав себе железным внутренним голосом: садись и пиши! Тут уж с собой не поспоришь – раз приказал, значит, надо! Муза летала где-то рядом, пока не села на левое плечо и не замурлыкала научным шепотом. Процесс написания сдвинулся с места.
Помогали и предыдущие мысли, которые были оформлены несколько лет назад в виде научно-фантастических текстов. Работа пошла веселее: часть оттуда, из прошлого года, часть оттуда, из позапрошлого, часть и вовсе из далекого прошедшего, когда эти самые мысли еще были свежи и оптимистичны.

Так я сидел и вбивал по строчке, пока не появился коллега.
— Что делаете?
— Пишу, вот…
— Чего пишете?
— Ну, статью пишу. Надо ж ее написать.
— Да ну, зачем? За нее много не дадут.
— Согласен, но пять часов на дороге не валяются.
— Мелочь!
— Согласен, но долг обязывает. День без строчки умной мысли – день, прожитый напрасно. Писатели, мы такие, чего уж там, ты сам знаешь.
В конце концов, мы согласились друг с другом, и я принялся дописывать текст, который постепенно превращался в рассказ о том, как… Впрочем, здесь это будет неинтересно.

Я дописывал и думал: все ж таки скучно быть писателем, особенно тогда, когда пишется для галочки. Пять часов особо не стимулируют к написанию.
Мой любимый Жюль Верн строчил свои романы на заказ. Написав один, получал гонорар, и тут же приступал за следующий. Так жизнь в писаниях у него и проходила. Но было за что страдать в муках писательского творчества – жил Жюль Верн безбедно, к тому же, придумал много интересных вещей, которые потом вполне оценили потомки.
А чего останется после моей писанины? Галочка? Боюсь, но и она скоро улетит в теплые края, и тогда совсем ничего не останется, ради чего нужно будет хоть что-нибудь делать.

Комментарии

  1. Алишер:

    Да, согласен. На 5 часов особо не разгуляешься. Но если этого не делать, будет вот так: (немного юмора)

    — Сколько у меня было? Один год. Сколько за побег дадут? Три! Сколько за детский сад и квартира? Ну, пускай десять! Сколько всего будет?
    — Четырнадцать.
    — И я за какой-то паршивый четырнадцать лет эта гадюка терпеть буду? Который старуха в колодец положила? Вы как хотите, а я иду в милицию.
    — Да. Иди! Тебя он не тронет.
    — А Вы? Вы так и будете терпеть его до самой смерти, да?
    — Вась, а Вась, я ему давеча говорю: у меня насморк, так он…
    — Хватит, со своим насморком надоел. Иди сюда…

  2. Влад Губенко:

    Согласен.
    Или вот так:

    — Как же можно, господин Раскольников, убить бабушку всего лишь из-за какого-то рубля?
    — Одна бабушка — рубль, десять бабушек — червонец.

    Все потом сложится в кругленькую сумму. Почти как в казино играем. Главное — поставить на правильную цифру и правильный цвет. И на нужного человека.

  3. Алишер:

    0,98 лямов не валялось на дороге. А жаль

  4. Влад Губенко:

    Хотелось бы тебе посочувствовать, но легче тебе от этого не станет.
    Я в первый раз попал под «раздачу бонусов». А так всегда мимо меня это пролетало. Ты же знаешь, были более достойные.

Комментировать

Return to Top ▲Return to Top ▲

Истории из жизни в рассказах и фотографиях