Стокгольмский синдром, или возлюби водителя автобуса

Стокгольмский синдром — термин популярной психологии, описывающий защитно-бессознательную травматическую связь, взаимную или одностороннюю симпатию, возникающую между жертвой и агрессором в процессе захвата, похищения и/или применения (или угрозы применения) насилия. Под воздействием сильного шока заложники начинают сочувствовать своим захватчикам, оправдывать их действия, и в конечном счёте отождествлять себя с ними, перенимая их идеи и считая свою жертву необходимой для достижения «общей» цели.
/Википедия/

Доехать из пункта А в пункт Б у нас можно. Время в пути определяется периодом ожидания пассажирского транспорта на остановке плюс расторопностью водителей этим транспортом управляющих. Прогнозируя вероятность возникновения различных непредвиденных обстоятельств в ожидании и в пути, можно ориентировочно рассчитать время доставки пассажирского тела в нужную точку городского пространства.
Сегодня мои расчеты дали весьма большую погрешность, в результате чего случилось следующее.

По городу я перемещаюсь либо пешком, если далеко, либо на автобусе, если очень далеко. Ждать автобус приходится либо долго, либо очень долго. Сначала я жду автобус, чтобы его дождаться и поехать. Обычно это составляет минут двадцать. Если после указанного периода автобус не появляется, я начинаю ждать из принципа – дождусь, и всё тут!
В процессе перетягивания каната «я – автобус» нервы натягиваются, как струна, в уме складываются неприличные фразы, самая приличная из которых: «Когда же ты, зараза, приедешь?»
Ожидаемый автобус становится олицетворением непримиримого врага, а его водитель – представителем исчадия ада, коего люто ненавидишь, до самых автобусных печенок.

На пятидесятой минуте сегодняшнего ожидания звоню в службу доверия с гневным вопросом: «Да что же такое твориться? Почему не едет?» Меня терпеливо выслушивают, потом просят подать официальную жалобу, что я тут же по телефону и делаю.
С чувством исполненного гражданского долга продолжаю ждать.
И вот оно, счастье, из-за поворота появляется мой долгожданный. Ярость кипит внутри меня: жалоба – жалобой, но врага нужно непременно одолеть, иначе к чему невосполнимые моральные потери.
Вхожу в автобус с открытым забралом, наношу первый тяжеловесный удар по водителю: «Какого черта?! Я Вас ждал час! Вообще, что происходит? Как Вы работаете?!».
Не давая опомниться врагу, продолжаю колошматить: «Сколько автобусов на линии? По расписанию интервал их движения составляет двадцать минут. Я направил жалобу в службу доверия горпасстранса, пусть разберутся с Вами и наведут порядок».
Война, по моему мнению, выиграна чисто, враг повержен и деморализован. Я доволен.
И тут пошло-поехало…

Водитель: «Мы не виноваты. На линии всего три автобуса».
Водитель: «Мы и так с утра пашем без перерыва».
Водитель: «Вы начальству нашему говорите. Посмотрите, на каких автобусах ездим».
Водитель: «План не выполняем, самим приходится доплачивать».
Водитель: «Я вообще не на своем автобусе сейчас работаю. Мой сломанный в автопарке стоит».
Водитель: «Гаишники номера с автобусов снимают, в автопарк отправляют, там они простаивают. А еще полно сломанных».
Водитель: «Водителей нет, а кто есть, ездить не могут, машины гробят».
Водитель: «Вот, смотрите, в кабине даже микрофон не работает, чтобы объявление об остановке дать».
Водитель: «У меня долг больше миллиона, надо в кассу отдать. А на таких автобусах и на этом маршруте денег не заработаешь».
Водитель: «Какой жипиэс? Нету никакого жипиэса! Ездим, пытаясь соблюдать график, по часам».
Водитель: «И зачем я вернулся? Там (называется столица одного близлежащего государства) я ездил на шикарных автобусах, зарабатывал много. А здесь что? Сплошные нервы и безденежье».

С каждой оправдательной фразой водителя мой воинственный дух улетучивался, стрелка на шкале ненависти опускалась все ниже, пока не достигла нуля. Я перестал ненавидеть, я понял все его проблемы, и вдруг любовь проснулась во мне.
Я забыл про потерянный час, про муки ожидания, про гнев, про ненависть.
Я любил водителя, как можно любить своего врага, ласково говорящего тебе: «Дорогой друг, я не виноват. Это они. Потерпи. Мне тоже плохо».
Мне даже показалось, что еще чуть-чуть и слезы жалости брызнут из моих глаз, я кинусь на грудь водителю со словами «Прости меня, друг!» и обниму его крепко.

Но тут автобус подъехал к моей остановке, я вышел, посмотрел на часы, и послал водителя с его исповедью ко всем чертям – я катастрофически опаздывал.


Комментировать

Return to Top ▲Return to Top ▲

Истории из жизни в рассказах и фотографиях