Путешествие в Самарканд и обратно. То, что не вошло в основные записки — хоррор, или ночь в гостинице

ночь в СамаркандеДавеча мне намекнули, что рассказ про путешествие в Самарканд стал скучен, неинтересен, и похож на банальный отчет о проделанной работе. Сначала, вроде, пошло хорошо, остроумно и весело, а затем – с каждой новой последующей частью – становилось все нуднее и обыденнее.
Ну, что же мне сказать, согласен, все время быть в теме и не скатываться до обыденности и деловитости крайне сложно. Да и первый день, как назло, все не заканчивался, надоел и мне самому, в конце концов.
Писать много вредно, нужна передышка, либо подпитка вот такими острыми претензиями и обвинениями в несостоятельности. Поэтому пытаюсь реабилитироваться, еще раз вдарив по струнам, чтобы громко и задорно, и искры в стороны летели.
А для того чтобы так продолжить, придется вернуться в день первый, вернее, поздний вечер первого дня нашего пребывания в Самарканде.

В десять вечера мы устроились в гостинице. Духота в комнате стояла суровая, огромный вентилятор со звуком турбовинтового самолета пытался ее разогнать, виляя туда-сюда подхалимом. Немного помогало, но это если поток воздуха попадал прямо в тело, а если нет – жара вновь обволакивала его мерзкой плотной ватой.
Мы открыли настежь окно, надеясь на приток живительной прохлады с улицы, но это, что очень странно, не помогало. Похоже, циркуляция воздуха в гостинице была не на самом высоком уровне, да и фонило жарой с металлической крыши крепко, ведь мы находились на втором этаже, т.е. как раз под ней. Частично нам помогли водные процедуры, благо вода в душе и кране была.
Мы в глубине души завидовали нашим дамам, которым досталась комната с кондиционером. Ну, и, вообще, мы джентльмены еще те – все самое лучшее женщинам и детям!
Кстати, да, они сильно перемудрили с кондиционером. Как оказалось, весь вечер, пока мы гуляли по городу, кондиционер в их в комнате был включен на максимум. Результатом оказалось то, что, возвратясь в свой номер, наши дамы ощутили дикий холод, от которого решили спастись самым варварским способом. В то время, когда мы распахивали окна для того, чтобы ощутить хотя бы каплю прохлады, они проделали то же самое, но с точностью до наоборот — чтобы повысить температуру в комнате. Мы сидели на кроватях и думали, как спастись от жары, а наши подружки сидели в соседнем номере и думали, как спастись от холода. М-да, женская логика непостижима!
В конце концов, Алишер сказал: «Я пойду к нашим девушкам, проверю, как они устроились». Он ушел, а мы с Виталием Сергеевичем остались.

Пока дожидались Алишера, Виталий Сергеевич рассказал мне массу историй из своей богатой биографии. В процессе его рассказа мне лишь удавалось вставлять свои междометия и восклицания типа «м-да, круто, вот это да, ужас, не может быть» и т.д. Я, конечно, люблю послушать, но часа через полтора у меня начала зверски болеть голова. А Алишера все не было.

Пока дожидались Алишера, Виталий Сергеевич закончил свои рассказы и предложил сыграть в «дурака». Я почти выключился от усталости, но предложение из уважения к старшему товарищу принял. Собрав всю свою волю в кулак и проявляя недюжинное мастерство, я выигрывал у Виталия Сергеевича партию за партией (не буду скрывать, одну я все-таки проиграл).
Наконец, где-то на двадцатой проигранной партии с возгласом «вот я дурак, надо было восьмеркой бить!» это ему надоело, и было предложено ложиться спать, на что я с огромной радостью согласился, ибо уже ничего не видел, находясь в тумане бессознательного состояния. А Алишера все не было.

Вентилятор стоял возле моего уха, гудел, но исправно выполнял свою работу. Я грохнулся на кровать и почти сразу же выключился.

Не помню, что мне снилось, но я периодически просыпался, сон был все же не глубокий, сказывалось новое место и легкое беспокойство по поводу Алишера – он все еще не возвратился.
«Интересно, чего он делает у наших женщин?» — мучительно предполагал я, но ничего не мог предположить, потому что Алишер у нас очень порядочный человек, а еще хороший семьянин.
С этим жутко волнующим меня вопросом я вновь провалился в сон.

Вдруг, в ночной темноте я ощутил странное движение возле своей головы (напоминаю – там же находился вентилятор). «Неужели это оно, легендарное приведение самаркандской гостиницы?» – с ужасом подумал я, находясь еще во сне, но медленно возвращаясь в реальность.
Осторожно, чтобы не спугнуть приведение, повернул голову в его сторону.
«О, Господи, оно еще и светится!» — я обнаруживаю слабый мерцающий свет, исходящий, похоже, из рук (ну, или что у него должно быть в том месте) приведения.

«Алишер, …. мать! Что ты там делаешь?»
«Извините, Владислав Анатольевич, я вентилятор настраиваю. Тарахтит сильно, спать не дает» — говорит Алишер, подсвечивая пульт управления вентилятора своим мобильником.
«Алишер, включи свет, … мать!» — вдруг из темноты подключается к нашему диалогу Виталий Сергеевич.
Включается свет в комнате. Трое мужиков в трусах в полвторого ночи смотрят друг на друга, матерятся, пытаются понять, как они тут оказались.
«Ну, как сходил к нашим женщинам? Что было? А мы думали, что ты не придешь» — говорим мы Алишеру. Он загадочно улыбается, щупая при этом кнопки скоростей вентилятора.
«Не регулирует, зараза!» — выносит свой вердикт Алишер.
«Выключи его на х…н!» — рекомендуем мы, потому что очень хочется спать.
Вентилятор выключается, свет выключается, Алишер успокаивается и ложится на свою кровать. Засыпаем.

Ночь, улица, фонарь. Зачем я это написал в конце? Просто красиво, вот и написал!


Комментарии

  1. надо было постелить на полу у женщин
    и спали бы с кондиционером! smile

  2. Владислав Губенко:

    … и с женщинами, ты хотел сказать? «!»

    Нет, это противоречит нашим принципам! >19>

  3. Алишер:

    smile

  4. Jasur:

    Да уж, интересный рассказ)наверное вот оно, когда читая рассказ человек начинает непроизвольно улыбаться ))

Комментировать

Return to Top ▲Return to Top ▲

Истории из жизни в рассказах и фотографиях