Фобия страхов

очень страшноДавненько это было, но, думаю, если бы такая же житейская история произошла сейчас, то всё бы повторилось точно так же, как и тогда, двадцать лет назад.
Вроде бы, и мир изменился, и окружающее нас пространство преобразилось, вот только мы по-прежнему всё такие же, со своими особенными чувствами, привычками и, конечно же, страхами. Куда нам без них?
Иногда кажется, что страх – наше единственное нормальное состояние. А если вдруг ненароком про свой страх мы забываем, то в самый неудобный момент нам моментально о нём напоминают, и вот мы вновь сдержанны, осторожны и подозрительны.
Да, страх – странное чувство, скорее, состояние души. Самое интересное, что, собственно, и бояться-то особо нечего, но почему-то всё равно боишься, причём всего – звонка в дверь, по телефону, окрика на улице, пришедшей по почте квитанции. К чему бы это?
Недавно смотрел и слушал по телевизору Жванецкого. Всё было, как всегда – из простых слов складывались смешные предложения, смысл которых, если вдуматься, совершенно не смешной. Но народ в зале смеялся, смеялся и я возле телевизора, при этом отчётливо понимая, что смех этот вызван не весельем, а ужасом, сидящим внутри каждого из нас, периодически подкатывающим к горлу, мерзким холодком в груди напоминая нам о себе.
Была у Жванецкого такая фраза: «Только у нас, если крикнешь посреди базара «Встать! Смирно! Руки за голову!», то все без исключения встанут по стойке смирно, положив руки за голову». И когда это я услышал, то сразу вспомнил свою давнишнюю историю.

В начале девяностых я часто ездил в Москву, просто проехаться, поменять обстановку, развеяться. Жил я в пригороде, поэтому в Москву ездил на электричке – пятнадцать минут хода и ты уже в столице.
Не знаю, как сейчас, но тогда в электричках было весело: много разношерстного народа, кто-то жует мороженое, кто-то читает газеты, кто-то играет в карты или просто спит. Когда приходило время возвращаться домой, то я выбирал самую пустую электричку, потому что можно было занять удобное место возле окна, и сидя добираться до нужной станции.
Конечно, из-за этого приходилось долго ждать, пока народ соберётся, а электричка тронется с перрона по своему расписанию, но мне торопиться было некуда, и оставшееся время я тратил, глядя в окно на проходящих мимо людей.
Так было и в тот раз. Я зашёл в только что подъехавшую электричку, до её отправки оставалось еще около двадцати минут, народа в ней не было. Заняв удобное место, как всегда, стал рассматривать людей на перроне.
Постепенно вагон стал заполняться людьми. Минут через десять почти все сидячие места оказались занятыми.
Внезапно резко открылись раздвижные двери в вагон (те, которые ведут непосредственно внутрь салона) и вошли два человека. Как сейчас помню, один из них был в характерном чёрном кожаном плаще и шляпе на голове.
Войдя, они сразу же остановились и окинули всех сидящих пристальным взглядом. И вдруг тот, в черном плаще, громко и чётко произнес: «Пожалуйста, оставайтесь все на своих местах и приготовьте паспорта!».
Я не знаю, что при этом почувствовали другие, но моя дрожащая рука потянулась к карману с паспортом, а в груди возник тот самый холодок ужаса, казалось бы, беспричинного, но оттого еще более мерзкого. В вагоне стало очень тихо…
Вдруг появился ещё один мужчина, который весело произнес человеку в чёрном: «Хватит пугать народ! Ты думаешь, что тебе уступят место? Пойдём в другой вагон, поищем свободное».
Сидящие дружно выдохнули свой страх, это оказалось всего лишь глупой шуткой.
Вот и вся история.

Я не знаю, как избавиться от своего страха, не знаю, чем его лечить, чем убить.
Одно я знаю наверняка – мне всё так же страшно. Очень!

Комментарии

  1. vintage:

    Na samom dele,navernyaka strah prisutstvuet u vseh,navernoe kto to poprostu nepriznayotsa drugim,nu a kto to nepriznayotsa daje sebe samomu. Besstrawen tot,kto poka esho nevstretilsa so svoim strahom.

  2. Владислав Губенко:

    Ничего не боится только дурак.

  3. Ilkham:

    Да, веселенькая история. Почему то вспомнилось из Солженицына:
    Поезд тронется — и сотня стиснутых арестантских судеб, измученных сердец — понесется по тем же змеистым рельсам, за тем же дымом, мимо тех же полей, столбов и стогов, и даже на несколько секунд раньше вас — но за вашими стеклами в воздухе еще меньше останется следов от промелькнувшего горя, чем от пальцев по воде. И в хорошо знакомом, всегда одинаковом поездном быте — с разрезаемой пачкой белья для постели, с разносимым в подстаканниках чаем — вы разве можете вжиться, какой темный сдавленный ужас пронесся за три секунды до вас через этот же объем эвклидова пространства?

Комментировать

Return to Top ▲Return to Top ▲

Истории из жизни в рассказах и фотографиях