Извините, да пожалуйста-мерси

Шариков, Собачье сердцеПрав был Шариков, что ни говорите! Достали все эти правила хорошего тона!
«Вот всё у вас как на параде, салфетку — туда, галстук — сюда, да «извините», да «пожалуйста-мерси», а так, чтобы по-настоящему, — это нет. Мучаете сами себя, как при царском режиме».
Скажите, пожалуйста, зачем извиняться, если нечаянно наступил кому-нибудь на ногу в автобусе? Представьте, что было бы, если каждый начал извиняться – в автобусах стоял бы непрерывный гвалт. А если бы все автомобилисты извинялись перед теми неудачниками-пешеходами, которых они окатили водой из грязной лужи, проезжая мимо них с ветерком? Тогда бы замерло всё движение на дорогах.
Нет, все эти нежности нам ни к чему! Проще надо быть! Кстати, а ещё можно запросто подумать, что у такого извиняющегося малость того, с головой не в порядке. Я именно так и подумал, когда однажды ехал в автобусе…
Как обычно, ехал я в автобусе на работу. Час пик, народу масса, все стоят, как обычно, молча, плечом в плечо, затылок в затылок, периодически прижимаясь друг к другу всеми частями тела, на поворотах в едином порыве наклоняясь туда-сюда, крепко держась, кто за ручки, кто за своих соседей по автобусу.
На одной из остановок в салоне произошло странное и непостижимое для моего мозга: я услышал английскую речь. Нет, конечно, иногда чужая речь слышится в нашем городке, но чтобы в автобусе, да ещё в заполненном до отказа нашими согражданами – это явный перебор. Никогда до этого иностранцев в городском транспорте не наблюдалось.
Я прислушался, это было тихое извиняющееся “I am sorry”, которое часто повторялось и постепенно приближалось ко мне. Ну, ничего себе, – подумал я, — интересно посмотреть на этого импортного чудака, решившегося поездить на наших автобусах.
Наконец, I am sorry продрался сквозь сложные хитросплетения рук и ног пассажиров, и я увидел парня лет тридцати. Да, похоже, точно – иностранец! Первичные и вторичные признаки явно указывали на это. Оставалось только догадываться, какая нелёгкая занесла его сюда.
Я уже почти стал его уважать, как вдруг … парень заговорил на чистейшем русском языке. Фу-ты, ёмаё, да он же наш!
Странно устроен человек: в течение нескольких секунд уважение может смениться презрением, а то и ещё чем похуже.
Ну, разве может наш нормальный человек ехать в переполненном автобусе и извиняться на иностранном языке? Нет, не может! Наш нормальный человек на своем-то родном языке не извиняется, а тут английский! В результате таких простых умозаключений я пришёл к выводу, что у этого человека не все в порядке с головой.
Тут же мой интерес угас, я отодвинулся от странного человека и от греха подальше, и примкнул к массе наших совершенно нормальных граждан, всё также угрюмо стоящих плечом к плечу, затылок к затылку, одной большой и несокрушимой глыбой без каких-то там телячьих нежностей, типа «извините», да «пожалуйста-мерси».


Похожие истории:

Комментарии

  1. ну извинился на английском? что с того? ненормальный. не такой как я — сразу ненормальный. просто другой.
    а извиняться надо. и ничего не встнет движение. потому что, слава богу, не окатывают всех опдряд пассажиров. а те кто окатывает — бессовестные козлы, и им поделом извиняться. и да, наступил на ногу — извинись, помогли — скажи спасибо. язык отвалится?
    галдежа не будет больше обычного. намного страшнее выглядит, когда на весь автобус по телефону кричат, да еще с разных концов. а тихое «извините» планету и нервы не разрушит.
    не согласна с вами на все сто.

  2. Владислав Губенко:

    Ну, так, Катя, я сегодня по графику — Шариков. >25>
    Завтра опять нормальным буду, добрым. >23>

  3. Владислав Губенко:

    А хорошо у меня получается эпатировать читателей! Мне нравится. «!!»

  4. toy:

    Этот процесс называется манипуляция, милый Владислав >16> И зовете Вы ее себе в помощь, когда «голодаете» эмоционально. А завтра действительно Вы будете замечательно белым и пушистым, никто ни на минуту в этом не усомнился.
    Надеюсь, не задела прямотой своих определений?

  5. Влад Губенко:

    Нет, Таня, это зовется далеко не так. Понимаете, какое дело: все, что выплескивается на моем блоге, изначально обсуждается в очень узком кругу моих друзей и знакомых. И когда мы приходим к выводу, что вокруг полная ерунда, и не знаешь, как ее изменить, я говорю: «Вот, черт, давай я все об этом напишу, потому что надо сказать, иначе может крыша поехать». Вот так своему другу и посоветовал: «Пиши, хотя бы в личном дневнике!»
    История про извините родилась именно под впечатлением от рассказа моего друга, который довольно сильно страдает от кое-каких странностей нашей жизни. Думаю, он и сам об этом расскажет.
    Так что, дорогие мои, вы многого не знаете. А мои истории — это некая калька с моим рисунком, укладываемая мной поверх всего того, что вокруг нас происходит.

    Кстати, на пушистость не претендую — колючий я, очень! >9>

  6. Влад Губенко:

    Вы хоть бы слово написали, Шамиль! А то я ничего не понял из Вашего смайлика. Так же, впрочем, как и все вы, не понявшие, что же я хотел сказать. >55>
    Видать, переборщил с аллегориями. >17>

  7. toy:

    Да уж. Самая короткая дорога- прямая >16>
    P.S. Буду настаивать на пушистости smile

  8. Владислав Губенко:

    Ну, пока Вы, Таня, настаиваете, я уже написал опровержение. Вернее, отступную. >16>

  9. Анна:

    Ну раз вы колючий, так и я немного приколюсь! >11>
    Живо еще у нас почитание иноземцев! >55>
    Значит тихое извиняющееся “I am sorry»….. и все — хочется пропустить, сдвинув при этом своих соплеменников?
    А как же тихое извиняющееся «кечирасиз» ? Не впечатляет?

  10. Влад Губенко:

    Для нас иноземное — все равно, что инопланетное. А между своими мы и так уступаем и помогаем.
    Вот, например, сегодня захожу в автобус с пакетом мандаринов, а две школьницы мне подсказывают: «У Вас пакет порвался». Гляжу, и точно порвался, мандарины стали сыпаться на пол. Одна из девочек стала собирать и мне подавать. Приятно! А потом они дали мне новый пакет. Приятно вдвойне.
    Я посидел, подумал и дал каждой по мандарину. И им приятно, и мне тоже.
    А вы говорите «кечирасиз”! Еще как впечатляет и радует. Честно!

  11. Анна:

    Браво! «!!» «!!» «!!»
    И девочки — молодцы! И вы!

  12. Влад Губенко:

    Но поскольку я колючий, то мандарины сразу не дал, подумал немного. Однако моя первая и добрая половина пересилила вторую, вредную и жадную. >13>

  13. Анна:

    Вот и правильно!
    Вы поделились не только мандаринами, но и хорошим настроением!
    А девочки еще с кем нибудь им (хорошим настроением) поделятся! >1>

  14. Владислав Губенко:

    Точно, Аня! Вот так просто делаются добрые дела. За них, непременно, воздастся — и мне, и девчонкам, и всем остальным.

  15. Надя:

    У нас есть поговорка: «Разнье люди, разнье идеалы» smilesmilesmile

  16. Владислав Губенко:

    Хорошая поговорка, Надя!
    Скоро напишу тебе письмо. Жди! >23>

  17. Мари:

    Понятие «нормы» в определение не укладывается… полноценная адекватность, если она в природе существует, это наверное тоже так называемое отхождение от нормы.
    «первичные и вторичные признаки» — улыбнуло. Не подумала бы, что первичные признаки у иностранцев могут разнится с оными у «отечественных» субъектов… Авторский слог!

    Логичный и наблюдательный ум способен предвидеть всякую человеческую стратегию. Однако способ принимать непредсказуемые решения все же существует: необходимо только ввести в этот процесс элемент случайности. К примеру бросить кости, выбрав таким образом свое дальнейшее поведение. Подобный хаос во всей глобальной стратегии дает помимо сюрприза возможность хранить в секрете логику принятия решения. Иногда, мы, НОРМАЛЬНЫЕ люди не решаемся подчинить выбор маневра капризу случая, наивно полагая, что нам достаточно нашего интеллекта. А ведь иногда кости — лучший способ встревожить и парализовать собеседника, который несомненно почувствует себя обойденным по причине непонимания причинно-следственной связи событий. Лишенный почвы под ногами и растерянный, он станет реагировать предсказуемо, а значит, не проявляя изобретательности.

Комментировать

Return to Top ▲Return to Top ▲

Истории из жизни в рассказах и фотографиях