Дыня

узбекские дыниСлучай с дыней до сих пор сидит у меня в голове. Давно это было, но, часто вспоминая ту дыньку, вновь и вновь невольно улыбаюсь, хотя совесть по-прежнему укоризненно качает головой, ворчливо кряхтя: «Плохо ты поступил, ох как плохо». А я и не отрицаю этого, но тогда мне совершенно не казалось, что поступили мы откровенно по-свински.
Ладно, я расскажу, а вы сами решите, насколько некрасиво выглядит наш поступок, однако, если бы не он, то и истории этой не было, да и дынька та запомнилась бы мне исключительно, как обкусанные корки в мусорном ведре – чего уж может быть банальнее и скучнее.
Итак, все случилось в Антверпене, в квартире, куда нас поселили. Не буду повторяться, поскольку о первых часах пребывания в Бельгии я подробно написал здесь (кстати, таким образом, можно считать, что эта история является продолжением моих записок о втором путешествии за границу), а продолжу с характеристики кухни в нашей съемной квартире.
Кухня была небольшой, но довольно вместительной, такой, что в ней помещалось два холодильника. Правда, если честно, один стоял на другом, и тот, который был сверху и поменьше, не работал, а выполнял роль своеобразного шкафчика. И это, к сожалению, сыграло с нами злую шутку.
Открыв большой исправно работающий холодильник, мы едва не упали в обморок от съестного изобилия, что скрывало его нутро, и места для нашей дыньки там явно не было. Каюсь, дынька сразу же была забыта, но чтобы она не мозолила нам глаза, мы положили ее … ну, понятное дело, в маленький неработающий холодильник.
О, бедная, несчастная и одинокая дыня! С неистовым упрямством мы тащили ее в руках, пересекая международные границы и таможни, держа на коленях все восемь часов лета от нашего городка до Амстердама, а потом еще почти два часа в машине от Амстердама до Антверпена.
Наверняка наша дыня гордилась собой, ведь ни одна ее соотечественница не могла похвастаться таким потрясающим приключением! А теперь… А теперь ее бессердечно положили, можно сказать, бросили в темную, душную темницу неработающего холодильника. И ради чего? Ради какой-то заморской еды, которая даже и близко не сравнится с ароматом и вкусом дынной прелести. Наверняка дыня так думала (черт его знает, а вдруг дыни могут думать?!). Но тогда мы были совершенно другого мнения, беззастенчиво предав свою подругу, о чем теперь я горько сожалею.
День проходил за днем, запасы холодильника постепенно уменьшались, а наши физиономии в такой же пропорции увеличивались в размерах. И через неделю вдруг произошло это – мы вспомнили о своей подружке. Зов родины, по-видимому, сыграл свою роль: вдоволь насытившись заморской едой, нам захотелось родного, настоящего, ароматного.
Мы стали искать дыньку, так как совершенно забыли, куда же ее положили. Наконец, нас осенило – неработающий холодильник! Мы с трепетом и ужасными предчувствиями открыли его дверцу, и … и увидели нашу дыньку, всё такую же прекрасную и душистую. Мы не поверили своим глазам – дыня находилась практически в том же самом состоянии, в котором неделю назад была положена в шкаф-холодильник. Вот, что значит настоящее качество!
Я поблагодарил нашу дыньку за то, что не обиделась на нас, а терпеливо дожидалась момента, когда мы вновь о ней вспомним. Со словами «прости нас, дорогая дынька» я протянул к ней руки, желая вытащить из душной темницы…
Да, такой финал достоин фильмов-ужасов Хичкока! Лишь только я прикоснулся к пышногрудым формам нашей красавицы, я с ужасом и омерзением стал ощущать, как мои пальцы медленно погружаются в липкое, желеобразное нечто. Нет, это была не наша дыня, это был ее труп!
Всё объяснялось просто: дыня в темном месте, при комнатной температуре постепенно созревала, пока окончательно не перезрела, превратившись в водянистую массу, впрочем, сдерживаемую плотной коркой. Ну, а когда я на нее надавил, то всё и прорвало.
Жаль было нашу дыньку, ведь она мечтала о совершенно другом финале, явно не такой конец она себе хотела.
Вот такая житейская история произошла с нами и нашей дыней. Забавно, конечно, но совесть меня мучает до сих пор совсем по другой причине.
Наша дорогая миссис Лив, она встречала нас в аэропорту, везла на машине в Антверпен, селила в квартиру, каждый день приходила к нам в гости, докладывала в холодильник вкусные продукты, и видела нашу дыню, и каждый день наверняка заглядывала в ее темницу. Мне стыдно за то, что мы не догадались отдать дыню миссис Лив, сразу же, как только прилетели.
Что это – жадность, глупость, какое-то наваждение? Я не знаю! Многие человеческие поступки не поддаются логическому объяснению, но совести, увы, легче от этого не становится. Моей, во всяком случае, точно.


Комментарии

  1. Ice:

    эх… >55>
    как же жалко миссис Лив — может быть потрясающий сочный и изумительный вкус этой золотой ДЫНИ потряс бы ее настолько, что у нее поменялись бы все ее жизненные ориентиры, установки и идеалы!! Может быть эта дыня сподвигла бы ее на крутые перемены в жизни, заставив ее бросить всё (!) и переехать доживать свою размеренную жизнь в наш «солнечный город»?!

    Аяй-яй, Владислав!!!! >22>

    ЗЫ: и дыню тоже жалко… тем более в Антверпене!!! >9>

    >16>

  2. Влад Губенко:

    Но ответ на главный вопрос так и остался открытым: а зачем мы вообще ее везли в такую даль?! >55>

  3. Владислав Губенко:

    Да, кстати, и лепешки, что усердно тащил с собой Умид, тоже никто не попробовал. Так и стояли они в углу кухни, пока не засохли и не покрылись плесенью. Но в отличие от дыни, которая закончила свой путь в мусорном ведре, лепешкам повезло гораздо больше: ими мы покормили уток и лебедей, что плавали в пруду возле нашего дома.
    Я не понял смысла всех действий Умида. Если он вез для нас, то неужели всерьез думал, что в Антверпене наблюдается дефицит съестного, и мы продержимся хотя бы первое время, особо не испытывая голода. А если в качестве подарка для бельгийцев, то почему даже не заикнулся о том, чтобы им сразу же передать и дыню, и лепешку.
    Наверное, мой рассказ вызвал лишь ироничные улыбки, но мне действительно стыдно за то, что тогда произошло.

Комментировать

Return to Top ▲Return to Top ▲

Истории из жизни в рассказах и фотографиях