Путешествие в Париж (часть 4)

Но какой сон может быть в Париже?! Неужели мы могли так бездарно растрачивать время, благодушно отведенное нам судьбой. Нет и еще раз нет! Поэтому уже через полтора часа мы были готовы к новым приключениям, даже несмотря на то, что наша одежда так и не высохла после версальского ливня.
Часы показывали около семи вечера. Я, Борис и оба Умида (вся наша компания) аккуратно, чтобы не побеспокоить миссис Лив, находящуюся в соседнем номере, прикрыли за собой двери своих комнат и спустились в холл гостиницы.
За стойкой администратора стояла девушка, которая довольно подробно нам рассказала, куда мы можем пойти, чтобы посмотреть город. Мы терпеливо слушали ее советы, но наши ноги не хотели стоять на месте – быстрее в путь, на поиски приключений, Париж нас ждет!
И вот, наконец, мы оказались на улице, все советы девушки были сразу же позабыты, мы положились исключительно на свою интуицию и повернули направо, туда, где горело много огней.
Мы глазели на многочисленные витрины магазинчиков, лавок, кафе, в которых продавалось все, что душе угодно, люди разных национальностей создавали непередаваемый колорит всему происходящему вокруг.
Мы все дальше и дальше уходили от своего отеля, особо даже не задумываясь о том, как же будем возвращаться.
Где-то через полчаса наши желудки напомнили о себе – чертовски захотелось есть. У каждого из нас в кармане лежало по 100 франков (20 долларов), и, честно говоря, на эту сумму в Париже не разгуляешься. Поэтому, проходя мимо кафе, мы прикидывали, где же можно поесть подешевле, но вкусно.
Идя все дальше по улице, мы обратили свой взор на витрину китайского кафе, где были нарисованы куры. Ну что же, у китайцев хорошая кухня, да и не дорогая, поэтому мы смело открыли дверь и вошли внутрь.
Вообще-то, это заведение крайне сложно назвать кафе. Ну представьте одну большую комнату, в углу которой стоят всего лишь один (!) столик и четыре стула. На противоположной стороне размещалась стойка, за которой стоял, конечно же, улыбающийся во все 32 зуба пожилой китаец.
Мы подошли к нему и на своем английском языке попытались объяснить, что очень хотим есть. Увы, китаец ничего не понял. Но не думайте, что наш английский был слишком плох (хотя, признаюсь честно, и не слишком хорош), просто, как мы поняли, в Париже говорят на французском языке гораздо больше, чем на других языках.
Поэтому китаец по-прежнему радостно улыбаясь, чего-то говорил нам в ответ, а мы уже стали придумывать, как же ему объяснить простую вещь – дай нам еды! На наше счастье из кухни, что находилась в соседней комнате, вышла молодая девушка, сходу нас понявшая.
Порция курицы из гриля стоила около восьми долларов, плюс к этому газировка два доллара, итого каждому нужно было заплатить 10 долларов. Мы постояли в раздумье несколько минут, а потом мои друзья все же решили сделать заказ. Напоминаю, что все это происходило …надцать лет назад, когда в нашей стране цены были на несколько порядков ниже мировых (оказывается, тогда у нас был рай, а мы и не знали!). Поэтому поесть в кафе за 10 долларов лично для меня было все равно, что пообедать в элитном ресторане.
Я знал цену деньгам, и … решил курицу не брать. Сказав своим друзьям, что кур не люблю (нужно же было как-то выйти из этой щекотливой ситуации с честью и достоинством), я вышел из кафе и зашел в соседнюю кондитерскую лавку. К моей радости там было вдоволь всякого съестного, я выбрал симпатичную булочку за 2 доллара, купил и съел ее с большим удовольствием.
Ну вот, после ужина – а это был именно ужин, ибо часы показывали около восьми вечера, — мы, сытые и довольные, продолжили путешествовать по улицам Парижа.
Солнце давно уже село, но было светло, как днем. Улицы сверкали от огней, люди куда-то спешили, либо, наоборот, неспешно прохаживались, многочисленные кафе были забиты до отказа (напомню, что наша поездка пришлась на субботу).
Мы шли и глядели по сторонам, и все было не по-нашему. Вряд ли я смогу передать вам атмосферу вечернего субботнего Парижа – про это надо не читать, это надо видеть собственными глазами!
А через два часа прогулок случилось следующее: оба Умида устали и сказали, что возвращаются в отель. Я и Борис с этим категорически не согласились: как можно устать в Париже и бездарно тратить драгоценное время на какой-то банальный сон?! Поэтому Умиды отравились обратно, а мы с Борей решили окончательно погрузиться в ночной Париж – мы решили всю ночь, пока у нас хватит сил, бродить по городу.
Но куда идти? Ведь должна же быть какая-то цель! И тут нас осенило: вдалеке, на фоне черного неба мы увидели ее, изящную, неповторимую, всеми узнаваемую, грациозно стоящую посреди города. Эйфелева башня – вот тот ориентир, та цель, которая манит, наверное, всех людей мира, и которая находилась всего лишь в нескольких километрах от нас. Мы отчетливо видели ее сверкающие огни, и мы пошли к ней!
Я и Борис шли по улицам Парижа, мы прошли бульвар Монпарнас, прошли площадь Бастилии, прошли по мосту Александра III через Сену. Мы все так же глазели по сторонам, но непременно наш взгляд приковывала Эйфелева башня, которая медленно, но верно к нам приближалась.
Вечерне-ночной Париж уникален, здесь главное — ничему не удивляться. Вот стоят двое мужчин и … целуются, да так, что это, похоже, влюбленная парочка. Вот машина стоит на обочине. Впрочем, это не просто припаркованная машина, так как она раскачивается с определенным тактом, который явно напоминает ритм любви (надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду). А мы все шли и шли, с каждым шагом познавая Париж.
Где-то на полпути Боре захотелось в туалет (что же, вполне нормальное желание!). На одной из улиц нами была обнаружена туалетная кабинка в виде огромного металлического цилиндра с дверью. По задумке создателей этого устройства в него можно было попасть, кинув в специальную щель пять франков (один доллар).
Борис, как культурный человек, взял монету и подошел к кабинке. Вслед за этим я услышал звон падающей на землю монеты, негодующие возгласы моего друга, а он сам как-то странно начал прыгать вокруг кабинки. Оказалось, что туалет не работал, а все пространство вокруг него было, извините, залито продуктами жизнедеятельности таких же бедолаг, как Борис. Что же, пришлось моему другу последовать их примеру, — зря, что ли, он выбросил пять франков?
Мы продолжили свой путь, но, честно признаться, опять захотелось есть. Было уже около полуночи, однако многие кафе все еще работали. Мы зашли в одно из них, заказали по хот догу с жареной картошкой, быстренько перекусили и, насытившись французской закуской, пошли дальше.
А потом произошел конфуз. На минуту мы оторвали взгляд от нашей цели, а потом … в растерянности остановились – тщательнейшим образом осматривая горизонт, мы, хоть убейся, Эйфелеву башню найти не смогли. Вот же, она была совсем рядом, а теперь ее нет. Просто мистика какая-та! Мы с Борисом не знали что делать, однако решили все же идти вперед.
На улицах нам уже практически никто не встречался, поэтому спросить у кого-нибудь дорогу не было никакой возможности. И все же, на наше счастье, перед нами появился полуночный прохожий. Я прошел чуть вперед, прохожий проследовал мимо меня, а Борис, шедший сзади, решил спросить его (мужчину лет сорока), куда же нам следует идти.
Внезапно я услышал возглас Бориса: «Вот, черт!». Обернувшись, я увидел опешившего друга, а прохожего и след простыл. Боря был в шоке: «Ты видел, что произошло?», спросил меня он возбужденно. «Нет. А что было?» Оказывается, лишь только Боря обратился к человеку, тот непостижимым образом отпрыгнул от него метра на два и чуть ли не бегом помчался от нас. Что это было, мы так и не поняли. Однако, возможно, такое поведение связано с тем, что от греха подальше в Париже по ночным улицам лучше не ходить и с незнакомыми людьми не заговаривать. Ладно, всяко бывает, мы же пошли дальше.
Время все шло, мы тоже шли, а Эйфелевой башни так и не было видно. Мы были подавлены, растеряны, да и, к тому же, очень устали. Похоже, наше путешествие должно закончиться неудачей, и мы постепенно стали мириться с этой грустной мыслью. И тут!..
И тут произошло необъяснимое: идя по какой-то невзрачной улочке, мы остолбенели – прямо над нами нависло нечто грандиозное. Это невозможно описать словами! Представьте, как из кромешной темноты вдруг проявляется гигантское сооружение, которое потрясает своими размерами, буквально раздавливая вас своей мощью. Эйфелева башня стояла перед нами, над нами, вокруг нас. Мы к ней пришли, вот так неожиданно и немыслимо. Как оказалось, все освещение башни отключалось в полночь, поэтому она и потерялась из виду, а ведь ориентировались мы именно на огни, во множестве размещенные на башне. Теперь же она стояла темная, как огромная гора, но по-прежнему изящная, как и подобает всегда быть символу Парижа.
Я посмотрел на часы – они показывали без пяти два ночи. Мы подошли к самому центру башни, встали ровно посередине под ней, и я торжественно объявил: «Навсегда я запомню этот момент – в два часа ночи я стою под тобой, Эйфелева башня, и это самый счастливый момент в моей жизни, прошлой, нынешней и будущей».
Удивительно, но кроме нас здесь находилось много людей, в основном туристов. Я запомнил группу японцев, которые радостно щебетали, снимая на видеокамеры башню, а она стояла в темноте, величественно, грациозно и несколько надменно, как и подобает царственной особе, благосклонно позволяя восхищаться собой.
А потом мы устали. Все напряжение поиска спало, превратившись в обыкновенную усталость. Мы с Борисом ужасно захотели назад в отель, завалиться в постель, забыться сладким сном. Но тут вновь возникла проблема – мы напрочь позабыли обратную дорогу. Впрочем, вру – я забыл. Борис же — молодец, он запомнил и уверенно повел меня назад в отель.
На улицах уже никого не было, кафе опустели и закрылись, но меня поразило обилие двигающихся машин на дорогах и, особенно, городские автобусы, которые непостижимым мне образом были полны народом. Мне так до сих пор непонятно, куда же они ехали в столь поздний час.
А уже на подходе к отелю произошла совершенно странная вещь: мы заметили, что позади нас идет какой-то парень. Потом он внезапно начал что-то нам кричать и очень быстро приближаться, размахивая руками. Недолго думая, мы с Борисом рванули что есть мочи по направлению к гостинице, отчаянно перебегая через дороги, буквально увертываясь от машин. Возможно, это нас спасло от неприятностей, поэтому мы в целости и сохранности добежали до отеля, который оказался закрытым. Вот те на! Входная дверь была закрыта на замок изнутри.
Исследование входа принесло свои плоды – возле двери оказался звонок, на который я и нажал. Ждать пришлось долго, потом где-то вдалеке послышались шаги, а затем мы увидели заспанного парня-администратора. Он открыл дверь, при этом что-то зло нам выговаривая. Мы извинились за столь наглое вторжение в его сон, быстренько прошмыгнули мимо него, поднялись к себе на этаж, вошли в номер, бухнулись в кровати и тут же провалились в свой сон. Ночь в Париже для нас закончилась в четыре часа утра.

Окончательное окончание следует


Комментарии

  1. Анна:

    Спасибо, очень интересно!
    А где же окончательное окончание?

  2. Владислав Губенко:

    Привет, Аня!
    Дохожу до кондиции, т.е. нужно собраться с мыслями.

  3. Ice:

    супер!!!

    Владислав, Вам надо свой сайт (или его зеркало) в нашей зоне открыть — он более чем заслужил быть отмеченным среди разнообразия местных сайтов — я свой голос уж точно отдал бы Вам!!!!

    Хотя и не в дипломах дело… главное — чтобы своё «дитя» душу радовало!!!!

  4. Влад Губенко:

    Спасибо, Отабек!
    Не, я специально дистанцировался от нашей зоны. Ведь, как известно, все самое важное лучше всего видится на расстоянии.
    И чем оно больше, тем больше замечается. Да и вообще, только несколько человек знает, где располагается автор блога (т.е. я) и что имеется в виду под термином «наш городок».

  5. Анна:

    А почему всего несколько человек?
    Я ведь Вас нашла, банально напечатав в поисковике «сайты про Ташкент» и вы, скорее всего , были на первой страничке.
    Я стала просматривать ваш сайт и он понравился своими эссе про повседневную жизнь современного Ташкента, воспоминаниями о МОЕМ Ташкенте и т.д. Короче, зацепило! Теперь почти каждый день захожу к Вам в гости и бывает очень скучно, если нет новых рассказов.

  6. Владислав Губенко:

    Ну вот, Аня, Вы меня раскрыли. А я так хотел оставаться человеком из ниоткуда, из придуманной страны, придуманного городка. Это значительно упрощает возможность моего повествования без опасливой оглядки на … а вот на что, я не скажу.
    Огромное спасибо за любовь к моему детищу. Мне очень приятно. Честно!
    А истории будут. Правда, иногда на душе так тоскливо, что хочется просто зарыться в подушки и забыть обо всем, что есть вокруг меня. В такой атмосфере, увы, ничего путного написать никак не получается.

  7. Эх, дорогой мой друг! Как же я вас понимаю. Коли музы нет — так нечего писать. Когда пишешь из под нехотения, ради «надо», то и тексты получаются сухие, какие-то мрачные, да и вообще полностью бессмысленные. И правильно, не надо писать ради чего-то там материального — главное духовное.

  8. Ирина К.:

    Здравствуйте, Влад!
    Хочу тоже признаться в любви к Вашему сайту, к Вашему детищу.
    И я тоже «за», чтобы зеркало Вашего сайта было на UZ, почему бы и нет?
    Рассказы про путешествия очень нравятся, так как сама вспоминаю про своё единственное в жизни посещение Еропы и те чувства и ощущения, которые там испытывала…
    Откуда я к Вам попала? Пройдя по всем ссылкам одного известного сайта про наш город ( буду шифроваться smile ) , которые перечислены в «Друзьях», только Вас (вернее Ваш блог) прочитываю регулярно.
    Удачи в жизни, на работе и в творчестве!

  9. Ирина К.:

    ЗЫ. Европы* smile

  10. Владислав Губенко:

    А вот Вам, Шамиль, нужно писать, писать и еще раз писать! Сами знаете, почему!

    Спасибо, Ирина!
    Но в узе фломастеров не будет никогда. Сами знаете, почему!

  11. Ирина К.:

    Знаю. Понимаю. )))

  12. Владислав Губенко:

    yes

  13. Ice:

    НУ ЧЁ ТАМ ДАЛЬШЕ БЫЛО-ТО?!?!?!?!?

    Влад, Вы прям как классический сценарист сериалов- «…НА САМОМ ИНТЕРЕСНОМ МЕСТЕ!!!»

  14. Влад Губенко:

    А дальше был полный облом. Уже написано. Следите за поступлениями новых историй.

Комментировать

Return to Top ▲Return to Top ▲

Истории из жизни в рассказах и фотографиях